доклады VII МКПЦ

"Новая Парадигма"

 

ОТКРЫТИЕ ДАНТЕ 

В.А.Иванов


                 [V.A.Ivanov. The Discovery of Dante: English version is available]               


Данте – одна из самых загадочных и мистических фигур мировой истории и культуры. Несмотря на то, что в середине XIX века его стали называть Центральным Человеком Мира, еще в конце XVIII века он оставался практически неизвестным не только широкому читателю, но даже специалистам. Хорошо известно скептическое восклицание Вольтера в "Философском словаре", что Данте, по сути, никто не читает.

В конце XVIII века он считался малоизвестным средневековым итальянским поэтом, автором произведения под названием "Сатиры"   (Филипп Нереуш Голаньский, "О произношении в поэзии", 1808).

У него не было ни предшественников (в XIII веке, разумеется), ни последователей - вплоть до XVII века, когда Мильтон, как полагают, вдохновленный "Божественной Комедией", создал свой бессмертный "Потерянный Рай".

"Открытие" Данте для человечества происходит только  в конце XVIII века, в эпоху романтизма. И открыли его итальянские поэты-романтики Витторио Альфиери, Винченцо Монти и, в особенности, Уго Фосколо. В период отчаянной борьбы за свободу Италии Данте стал символом независимости и достоинства человека. Он  оказался как нельзя кстати и явился выразителем национальных устремлений, пророком единства и свободы страны.

Тогда же во всем мире возникает мода на Данте, переходящая  в  дантофилию. Туманный стиль многочисленных исторических намеков, присутствующих в "Комедии", породил лавину толкований и интерпретаций, ни одну из которых нельзя считать окончательной.

Но прежде чем говорить о них, остановимся на загадках, связанных со смертью поэта.

По официальной версии, жизненный путь Данте завершился в 1321 году. Считается, что он много скитался, изгнанный из родной Флоренции. В возрасте 56 лет, проезжая  по заболоченным низинам  реки По, заболел малярией. Бесконечные переезды, неустроенность в жизни, тоска по Флоренции, наконец, работа над поэмой, требовавшая напряжения всех моральных и физических сил, - все это ослабило организм поэта. Болезнь становилась с каждым днем тяжелее, сердце не выдержало, и в ночь с 13 на 14 сентября 1321 г. Данте Алигьери скончался.

Далее традиционная историография рассказывает, что великий поэт был похоронен “с великими почестями”. Так пишут, во всяком случае, его официальные биографы в полном противоречии с тем, о чем нам поведал Вольтер и другие  общепризнанные авторитеты. Гуидо да Полента якобы украсил чело Данте лавровым венком, о котором тот так мечтал при жизни. Гроб с останками автора “Божественной комедии” до церкви монастыря Сан Франческо, где состоялась заупокойная месса, несли самые почетные граждане Равенны.

Все чинно и в высшей степени благородно. На облик поэта наведен безукоризненный глянец.И совершенно непонятно,как совместить его со следующим фактом.

В 1329 г., через восемь лет после кончины поэта, папский легат кардинал Бертрандо дель Поджетто потребовал у равеннских властей выдачи праха Данте...для публичного сожжения. Оказалось, что Данте замешан в громком деле Тамплиеров и обвинялся в тайных связях с Орденом. Властитель Милана Галеаццо Висконти еще в 1319 г. назвал Магистра Данте Алегвиро (Dante Aleguiro) из Флоренции Магом.Он достиг высшей степени посвящения в Ордене Тамплиеров!      И опять мистика: эта степень была учреждена только в 17 веке, когда Орден переживал период своего возрождения. Каким образом тремя веками раньше Данте удостоился высокой  чести, уму непостижимо.

 В официальной биографии поэта обозначено далее, что уже к концу XIV столетия власти Флоренции начали осознавать, какую роковую ошибку совершили их предшественники, когда обрекли великого поэта на изгнание. Тем самым они лишили свой город чести быть местом его захоронения! Флоренция ,а она любила своих сыновей только после их ухода в мир иной, запросила останки у граждан Равенны.

Но они прах почему-то не отдали.  В начале XVI века папскую тиару надел в Риме флорентиец Лев X. Так как Равенна к тому времени вошла в состав ватиканских владений, флорентийцы решили обратиться к Папе с просьбой разрешить им перенести останки Данте на родину. Отказать Папе было невозможно, и Равенна пригласила земляков поэта забрать останки.

Могила, однако, оказалась пустой!

Граждане славной Равенны предположили, что останки были похищены или Данте сам пришел за ними и забрал их после своей кончины. Папа с возмущением отверг первую гипотезу и склонился ко второй. Идея о возвращении поэта за собственным прахом показалась ему более весомой.

На том вроде бы все успокоились. Прошло еще триста лет.

Наступил 1865 г. Италия стала, наконец, Нацией и, как полагается всякой уважающей себя стране,  занялась поиском великих предков, чья деятельность способствовала  ее рождению. Без предтечей, отцов-основателей  и древней истории как-то несолидно говорить о величии своего народа.

 В мае того же года Италия готовилась торжественно отметить 600-летие  со дня рождения Данте. По этому случаю начали ремонтировать комплекс монастыря Сан Франческо и приводить в порядок соседние сооружения. Во время реставрационных работ был случайно обнаружен деревянный ящик, зарытый у входа в небольшую капеллу Браччофорте (неподалеку от обители). Когда его очистили от земли и плесени, на крышке проступила надпись: “Кости Данте положил сюда монах Антонио Санти 18 октября 1677 г.». Так Санти уберег прах поэта от посягательств Флоренции и Папы. Что поделаешь, не любил он Папу, и вообще недисциплинированным оказался  раб божий.

В ящике, действительно, находились череп и части человеческого скелета. Министерство просвещения прислало в Равенну археолога и антропологов для идентификации останков. Когда ученые подтвердили, что это - прах великого литератора, останки уложили в ящик из орехового дерева, затем в свинцовый гроб и поместили в саркофаг в мавзолее. Там они находятся и поныне.

Но и это еще не все.

19 июля  1999 г. в Центральной Национальной библиотеке Флоренции,среди редких книг  ХV11 века, случайно был обнаружен конверт, в котором содержался... прах Данте. Никто толком и так не понял, откуда  конверт появился.  Он имел размеры 11.5 на 7 см, был заполнен несколькими граммами серого вещества и вставлен в черную рамку с печатями, удостоверяющими подлинность реликвии.

Франческо Маццони, глава Итальянского дантовского общества и профессор  дантовской филологии в Университете Флоренции, заявил, что  находка повергла его в состояние шока. По его  авторитетному мнению, формулировка «прах Данте» абсолютно бессмысленна, поскольку тело поэта кремировано не было. Возможно, в конверте - пепел от ковра, на котором стоял гроб с покойником? 

Предположение, не лишенное оснований. Дело в том, что, когда проверяли содержимое ящика в том памятном 1865 году, то установили его на маленьком ковре. В конце церемонии скульптор Энрико Пацци собрал все, что осталось на ковре, и сам коврик,считая, что там еще могут оставаться  частицы праха. Затем он обратился к нотариусу, чтобы тот официально подтвердил,ч то прах принадлежит именно великому поэту.Нотариус Сатурнино Малагола, не колеблясь ни секунды, воскликнул: ”Это прах Данте Алигьери!”- и приложил печати. Все, как говорится, честь по чести. Раз нотариус тиснул  свои печати, никаких сомнений  больше быть не могло. Пацци же разделил прах на  шесть конвертов и отправил их директору Национальной библиотеки . С тех пор о конвертах не было никаких известий. До 1999 года.

Все вроде бы встало на свои места. Однако где же все-таки прах поэта? Неужели монахи, люди глубоко верующие и беспрекословно подчиняющиеся Ватикану, могли вырыть его скелет и спрятать в каком-то ящике? Причем спрятать так, что никто не знал о нем в течение столетий. Не иначе как божьи люди тут же прикончили могильщиков, едва те вытащили из могилы скелет. А затем Антонио Санти отправил на тот свет и своих подельников-монахов, чтобы они не проболтались.

Все это, конечно, маловероятно, в духе никудышного детектива. Если же прибавить странную историю с прахом, найденным среди книг, то напрашивается крамольная мысль: Антонио Санти чист перед Господом. Он и помыслить не мог о том, что потомки припишут ему такое жуткое святотатство. Все гораздо проще: мы имеем дело с фантомом, созданным традиционной историографией.

Данте Алигьери действительно жил на этом свете и, может быть, написал свою поэму. Но только не в 14 веке, а значительно позднее. Просто сторонники скалигеровской хронологии отправили его  жить  подальше к глубину веков. Им очень хотелось, чтобы история итальянской нации выглядела как можно длиннее и солиднее. Потому и  официальная могила поэта оказалась пустой, и ящик со скелетом появился в нужный момент, как раз к 600-летнему юбилею, совершенно целый, даже с четкой надписью, хоть пролежал в земле якобы триста лет. Чего не сделаешь ради славы отечества!..

Считается, что "Комедия" была в Италии невероятно популярна. Вопреки Вольтеру.

Практически сразу после начала книгопечатания  (Библия Гутенберга – 1455 год)  в 1472 году выходят сразу три  издания «Комедии» Данте (Иоганн Неймайстер в Германии, а также в Мантуе и Венеции), затем в 15 веке еще несколько изданий - Неаполь 1477 и 1479-1479, Венеция - 1477, Милан - 1478. Но общепринятая версия текста Комедии появляется лишь в первом флорентийском прокомментированном  издании 1481 года.

В самом начале 16 века выходит еще серия изданий «Комедии».  Кроме того, и до начала книгопечатания бытовали многочисленные иллюминированные рукописи «Комедии» Данте, многие из которых дошли до наших дней.

В 1462 году было завершено начатое еще в конце XIII в. Филиппо Брунелески сооружение кафедрального флорентийского собора – Санта Мария дель Фьоре.  Неподалеку от центра храма расположилось созданное Доменико ди Микелино изображение Данте – поэта-демиурга в облачении алого цвета. В одной руке Демиург держит раскрытую книгу (легко можно догадаться, какую), а другой рукой показывает на стены Ада. Глядя на эту величественную фигуру, трудно поверить, что всего за 140 лет до этого Данте, проклятый на земле родной Флоренции, был изгнан оттуда и провел оставшиеся годы жизни в скитаниях.

И опять неувязка с официальной версией биографии поэта. Несмотря на величественное изображение в Санта Мария дель Фьоре, личность Данте обходится полным и абсолютным молчанием у гуманистов 15 века. Лоренцо Валла, Марсилио Фичино – основатель платоновской Академии во Флоренции, великий флорентийский поэт Полициано, все эти столпы гуманизма молчат не только о Данте. Они молчат и о тех, кто так много сделал для популяризации Данте – Бокаччо и Петрарке.

Это еще можно как-то объяснить – все-таки, стиль и, главное, грубый народный язык (volgare) Данте слишком далеки от идеалов высокой латыни, на которой писали и говорили гуманисты Высокого Возрождения.

Но куда смотрела Церковь?

А ведь Данте называет ее распущенной шлюхой (puttana sciolta, Purg. XXXII, 149)  и воровкой (fuia), поджаривает римских пап на костре. Церковь же изображает его на стенах соборов.

Протестантские взгляды Данте за 300 лет до протестантизма хорошо известны, однако католическая Церковь в XVI веке, борясь с малейшими проявлениями лютеранства и кальвинизма, скромно закрывает глаза на гневную антипапскую критику "Божественной Комедии", являющейся, по мнению многих специалистов-дантологов, предвестником Реформации.

Вот любопытная картина выхода печатных изданий Данте:

1472, Foligno: JOHANN NEUMEISTER
1477, Venice: WINDELIN OF SPEYER
1481, Florence: NICOLO DI LORENZO DELLA MAGNA
1484, Venice: OTTAVIANO SCOTO
1487, Brescia: BONINO DE' BONINI
1491, (18 November) Venice: PIETRO DI PIASI CREMONESE
149[2], (3 March) Venice: BERNARDINO BENALI AND MATTEO DI CODECA DA PARMA
1493, (29 November) Venice: MATTEO DI CODECA DA PARMA
1497, Venice: PIETRO QUARENGI
1502, Venice: ALDUS MANUTIUS
1502, [Lyons]: BALTHAZAR DE GABIANO AND BARTHELEMY TROTH
1506, Florence: FILIPPO GIUNTI
1507, Venice: BARTOLOMEO DI GIOVANNI DA PORTESE
1515, Venice: ALDUS MANUTIUS AND ANDREA TORRESANI DI ASOLA
[1515], [Venice]: [GREGORIO DE' GREGORIIS DA FORLI]
1512/1520, Venice: BERNARDINO STAGNINO DA TRINO
[1527/33], [Toscolano]: PAGANINO AND ALESSANDRO PAGANINI
1529, Venice: JACOPO DA BORGOFRANCO FOR LUCANTONIO GIUNTA
1536, Venice: BERNARDINO STAGNINO FOR GIOVANNI GIOLITO
1544, Venice: FRANCESCO MARCOLINI DA FORLI
1545, Venice: AL SEGNO DELLA SPERANZA
1547, Lyons: JEAN DE TOURNES
1551/52/71/75 Lyons: GUILLAUME ROVILLE
1554: Venice: GIOVANNI ANTONIO MORANDO
1555, Venice: GABRIELE GIOLITO DE' FERRARI
1564/1578/1596 Venice: GIOVANNI BATTISTA & MELCHIOR SESSA AND BROTHERS
1564, Venice: FRANCESCO RAMPAZETTO
1568, Venice: PIETRO DA FINO
1569/1578 Venice: DOMENICO FARRI
1572, Florence: BARTOLOMEO SERMARTELLI
1595, Florence: DOMENICO MANZANI
1613, Vicenza: FRANCESCO LENI
1629, Padua: DONATO PASQUARDI
1629, Venice: NICOLO MISSERINI

1716, Naples: FRANCESCO LAINO

Невероятно: человечество забыло своего титана и гения на сто лет, причем , в родной Италии его тоже забыли! В чем дело?  Скорее всего, здесь и произошел сдвиг во времени. Издания, вышедшие в 17 веке,  были отнесены к более раннему периоду.

Великие просветители Италии первой половины XV в. – кардинал Николай Кузанский (Сusanus, 1401 - 1464)  и Лоренцо Валла (1407-1457) ни единым словом не упоминают о Данте. Впервые цитирует поэта, причем как своего современника, Н. Макиавелли (1469-1527).

В своей «Комедии» Данте упоминает загадочный «Пятьсот Пятнадцатый, вестник Бога», который весьма невразумительно толкуется комментаторами как зашифрованная словами перестановка римских цифр DXV (= 515) в слово DVX, под которым подразумевается некий «вождь» (ит. duce).

На самом деле речь идет, скорее, о 1515 годе – о Латеранском Соборе и о Папе Льве X Медичи, введшем тотальную европейскую цензуру. От нее пострадал и сам Данте. Тем самым вероятная дата смерти Данте – приблизительно 1520 г.          

Имя Данте уникально и может быть переведено как прозвище «прσклятый, запрещенный католической церковью (ит. dannato)», присвоенное автору за «Божественную комедию» инквизицией в конце XVI века. Отметим, что жена Данте Джемма – из рода Донати (Donati), что тоже близко к прозвищу Dannati (=  Прσклятые);

Произведения Данте Алигьери, созданные до «Божественной Комедии», которую он написал уже в изгнании, так же как и его биографию, впервые опубликовал Боккаччо после смерти Данте.

Первым комментатором «Божественной Комедии» был опять-таки Бокаччо. Бокаччо пишет (якобы  в 1360 г.), что Данте выше всех поэтов ставил Гомера, хотя и не читал его, поскольку не знал греческого языка, а переводов Гомера на латынь еще не было . Такие переводы (а, скорее всего, только что написанные произведения Гомера) появились только после традиционной даты смерти Данте - не ранее конца XV века;

Данте в «Божественной Комедии» упоминает о красной кардинальской шапке, однако такие шапки для кардиналов были введены опять же после традиционной даты смерти Данте.

Данте часто ссылается на своего друга Гвидо (ит. Guido). Прозвище Гвидо по-итальянски означает Наставник или Предводитель (по Бокаччо – Гвидо Кавальканти, что означает Предводитель Поющих Всадников, т.е. Поэт Поэтов). Да и биография Данте, согласно Бокаччо, просто изобилует благодетелями с именем Гвидо. Книгу о Троянской войне, откуда Данте и мог почерпнуть многочисленные подробности этой войны, написал по-латыни Гвидо де Колумна. Эта книга стала известной не ранее конца XV в. в печатном виде.

Гвидо де Колумна принадлежал к знаменитому в Италии роду Колонна (ит. Colonna), который остро соперничал за власть в Италии в XIV – XVI вв. с другим родом – Орсини (Orsini), основоположника которого графа Орсо упоминает Данте. Из традиционной истории известно, что соперничество этих двух родов было причиной двоепапства (двоевластия) в XIV в., закончившегося избранием Папы Мартина V из рода Колонна в 1417 г.  и последующим расколом церкви.

Данте в «Божественной Комедии» упоминает Испанию и Австрию, названия которых впервые появились только в конце XV века.

Еще одного биографа Данте и Петрарки звали Леонардо Бруни (традиционно жил в 1374-1444 гг.), он же написал двенадцатитомную  «Историю Флоренции», изданную якобы в 1439 г., т.е. до начала книгопечатания, а на самом деле, скорее всего, не ранее второй половины XVI в. Знаменательно также, что в «Божественной Комедии» фигурирует некий «сэр Брунетто» как один из наставников Данте. (В написанной в XVI в. «древнеримской» истории у Данте обнаруживается фантомный латинист-предшественник – епископ-раскольник Донат Элий, якобы написавший на 1000 лет раньше Данте первую латинскую грамматику в IV в.)

Добавим, что Бокаччо и Петрарка по традиционной истории прожили рядом 60 лет, но никаких реальных свидетельств их общения  между собой в XIV веке в Италии нет.

Между временами Данте, Петрарки и Шекспира в традиционной историографии существует искусственный 300-летний разрыв. Однако, если Данте в действительности творил на рубеже XV-XVI вв., а его ученик Петрарка – в XVI в., то никакого стилистического разрыва в западноевропейской поэзии нет: учениками и последователями Петрарки по праву считаются глава «Плеяды» француз Пьер Ронсар (1524-1585) и итальянец Торквато Тассо (1544-1595). А в 90-х годах XVI в. уже публикуются сонеты Шекспира. Характерно, что при таком подходе естественным предшественником самого Данте в Италии оказывается правитель Флоренции и поэт Лоренцо Медичи (Великолепный, 1449 – 1492), поэзия которого несравненно уступает поэзии Данте.

Приведенный пример хронологического сдвига типичен для всего искусства эпохи «Возрождения», а, по сути - эпохи гениальных «новоделов», т.е. создания «древнеримского» и «древнегреческого» искусства в XV-XIX вв. У  Леонардо да Винчи (1452-1519 гг.), к примеру, также обнаруживается двойник в XIII в. – основоположник европейской математики Леонардо Пизанский, он же Фиванский (= Флорентийский!) – Фибоначчи, давший Европе арабские цифры. По-видимому, именно Леонардо да Винчи и был реальным основоположником «возрожденной», а на самом деле настоящей новой итальянской культуры. 

Когда же гораздо позже, в XVIII в., расцветает французская поэзия, то в монастырях тут же внезапно обнаруживаются творения труверов, «французских певцов раннего средневековья», а сборник песен вагантов «случайно обнаруживается» у баварских монахов-бенедиктинцев вообще только в начале XIX в., во времена Гете, и тут же датируется XIII веком!

 

Религиозные братства

Религиозные братства - fraternitas - появляются в Италии в XIV в.,  но наибольшее развитие это религиозная  самоорганизация общества приобретает  в XV веке,  когда  в Северной и Центральной Италии их насчитывалось более 400.

Аналогичные религиозные общества стихийно и бурно организовываются  в это же время и в других странах Европы, например, «братья общей жизни»  в Нидерландах.

Во Флоренции эти братства назывались красивым  словом компания (compagnia) . Члены братств устраивают в частных помещениях  коллективные моления, слушают проповеди, справляют религиозные ритуалы, поют церковные песнопения.

Вот  названия некоторых братств.

Compagnia dei Laudesi, Compagnia del Ceppo (братство Полена), Прокла, Ремигия, Панкрацио, del Bigallo, di Misecordia, Buonomini di San Martino.Замечу, никто братств в честь Августина или Иеронима пока не устраивает, 16 век еще не наступил, а  Эразм Роттердамский и Лоренцо  Валла еще не написали бессмертных творений Августина и Иеронима.

В XVвеке во Флоренции возникает более десятка чисто юношеских братств.

Но наиболее значительным стало братство Волхвов (Compagnia del Magi). Членом этой компании  был непонятным образом и Данте, живший якобы более чем за сто лет до этого.

Еще два крупнейших братства конца XV века – братство Рождества и братство св. Антония Падуанского.

Вы спросите, а как Церковь относилась к тому, что религиозные обряды справлялиcь не в помещении церквей, а невесть где? Никак не относилась, будто их и не было. Некому было реагировать: только в 1487 выходит  "Молот Ведьм" Якова Шпренгера и Генриха Инститориса, в 1480 году учреждается Инквизиция в Испании, в 1542 году – в Италии, то есть лишь в середине XVI века. В 1559 году вводится «Индекс Запрещенных книг».Тогда же формируется и каноническое право, и церковь ВПЕРВЫЕ в истории состоится как ИНСТИТУТ

Уставы братств утверждались светскими властями, светские власти управляли и контролировали их деятельность. Братство Магов пользовалось особенным покровительством дома Медичи.

Таким образом, религиозная жизнь Европы проходила еще в рамках стихийно организованных образований, а мистерии из жизни Христа разыгрывались на улицах как пьесы, которые народ очень любил. Эти пьесы носили название Комедия, и еще не были загнаны в стены храмов.

Кстати, Евангельские слова о том, что завеса раздралась надвое, еще несут следы этих популярных средневековых публичных действ.

 

Трехзвездие

Теме «Данте и астрология» посвящено множество исследований. Мы остановимся на другом аспекте проблемы.

ЧИСТИЛИЩЕ

ПЕСНЬ I

Я вправо, к остью, поднял взгляд очей,
И он пленился четырьмя звездами,
Чей отсвет первых озарял людей.
Казалось, твердь ликует их огнями;
О северная сирая страна,
Где их сверканье не горит над нами!


По мнению дантологов, "четыре звезды символизируют четыре “основные” (“естественные”) добродетели древнего мира - мудрость, справедливость, мужество, умеренность". 

Но это не более чем, как говорят музыканты, «фантазия на заданную тему». Речь идет о  реальных четырех звездах Южного Креста (Crux), самого известного созвездия Южного полушария. Длинная "перекладина" Креста почти точно указывает на Южный полюс. Это самое маленькое созвездие вообще, но три  его звезды входят в число самых ярких звезд. Поэтому созвездие легко локализовать на небе.

Вся соль состоит в том, что  находясь в северном полушарии, мы его увидеть НЕ МОЖЕМ. Но, по данным астрономов (из-за явления прецессии), 2000 лет назад древние греки (кто же еще!) и древние евреи (на территории современного Израиля), могли его наблюдать и описать.

Однако в те времена Южный Крест НЕ СЧИТАЛСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ СОЗВЕЗДИЕМ. Он был частью Кентавра (Центавра). У Птолемея он, Кентавр, указан. Кто выделил Южный Крест в отдельное созвездие ,- тут мнения расходятся.

Некоторые считают, что это сделал Иоганн Байер в 1603 в "Уранометрии", воспользовавшись для этого данными и не очень точными наблюдениями путешественников и моряков, побывавших в южном полушарии. Один из них, датчанин Питер Дирксзун Кейзер (латинское имя - Петрус Теодори), вероятно, предоставил сведения о новых созвездиях, расположенных около южного полюса мира. Согласно другим данным, в числе новых созвездий, введенных Байером (Павлин, Тукан, Журавль, Феникс, Летучая Рыба, Хамелеон, Пчела, Золотая Рыба, Райская Птица, Южный Треугольник, Южная Гидра, Индеец) Южного Креста нет.

Другие источники указывают, что созвездие Южный Крест ввел Луи де Лакайль, составивший первый большой каталог южных звезд - "Южное звездное небо" (1763 год). Хотя, с другой стороны, среди созвездий Южного неба, про которые обычно говорят, что их ввел де Лакайль (Телескоп, Октант, Циркуль, Наугольник, Часы, Микроскоп, Насос, Печь, Сеть, Резец, Столовая Гора, Живописец, Скульптор, Киль, Корма, Паруса, Компас), Южного Креста снова нет.

Также говорят, что выделили это созвездие французский астроном Augustin Royer в 1679 (он, якобы, и ввел термин Crux Australis), а также некий Mollineux of England аж в 1592, откуда и взял его Байер.

В общем, ситуация довольно запутанная.

Чтобы еще более ее запутать, дополню список "открывателей". Как обычно в ТИ, созвездие якобы было "снова открыто" в XVI веке мореплавателями, побывавшими в Южном полушарии и использовавшими созвездие как ориентир. Америго Веспуччи записал, что увидел "четыре величественных звезды" в 1502 г., а Антонио Пигафетта, плававший с Магелланом, написал о "прекрасном кресте, самом славном из всех созвездий на небесах".

 Существует благостная "пасторальная" гравюра, изображающая Веспуччи, наблюдающего Южный Крест в тиши ночной, пока его команда спит, а рядом изображение Данте, сурово кивающего, что, мол, "я-то это несколько веков назад предвидел и описал. Мне, мол, арабы сказали".

А теперь самое время вспомнить про ТРИ звезды.

. . . Была глубокая ночь, на небе зажглись звезды: появился, приблизился и исчез Южный Крест, появились и исчезли Три Марии, взошла и звезда зари.


. . . ТРИ МАРИИ (“Las Tres Marias” - созвездие в Южном полушарии)

Ах, высоко-высоко,

Куда не достанет взгляд,

Призывней родимых окон

Три эти звезды горят

 

Справка:  Созвездие Южный Треугольник (TaA). Введено Байером  в 1603 г. Лежит в Млечном Пути к югу от Наугольника. Занимает на небе площадь в 110.0 квадратного градуса и содержит 32 звезды, видимые невооруженным глазом.


Английское название: Southern Triangle

Латинское название: Triangulum Australe


Созвездие Южный Треугольник значительно ярче и больше своего северного двойника (созвездия Треугольник). Наблюдатель Южного Неба, находясь в Южном полушарии, обращает внимание прежде всего на Южный Крест (четыре ярких звезды), а затем - на Южный Треугольник (три ярких звезды, три Марии), трехзвездье.

Что при этом восхищенный наблюдатель может написать? Примерно следующее:

 

«Я вправо, к остью, поднял взгляд очей,

И он пленился четырьмя звездами, (Южный Крест)

Чей отсвет первых озарял людей.

Казалось, твердь ликует их огнями;

О северная сирая страна,

Где их сверканье не горит над нами! (в северном полушарии его не видно!)

Покинув оком эти пламена,

Я обратился к остью полуночи, (то есть на север)

Где Колесница не была видна; (Большая Медведица)

И он: "Те, что ты видел до рассвета,

Склонились, все четыре, в должный срок;

На смену им взошло трехзвездье это». (Южный Крест сел, взошло Трехзвездье  трех Марий).

 

Казалось бы, все ясно. Четырехзвездье Южного Креста, невидимое в Северном полушарии (восхищенный автор, не скрывая, описывает Южное Полушарие, где находится Чистилище), сменяется ярким Южным Треугольником.

Традиционные историки с этим не согласны. Они считают, что в первом случае автор, описывающий небо южного полушария, имеет в виду не звезды, которые он называет прямо, а четыре платоновых добродетели (откуда автору XIII века знать о Платоне, если гуманисты привезут его труды в Италию лишь во второй половине XV века?), а во втором случае на небо восходят ни много ни мало... Вера, Надежда, Любовь.

 

Рис.1

Атлас звездного неба Яна Гевелия. Карта 48 - Павлин, Жертвенник, Южный Треугольник.

Рис.2

Слева от Октанта  хвост Южной Гидры, справа - Райская Птица, далее - Южный Треугольник, Жертвенник, вверху - части созвездий Стрельца и Южной Короны. Слева сбоку - голова Тукана и часть Журавля. В центре - созвездия Индейца и Павлина.

 

Спор был о том, Южный ли Крест у Данте изображен, а может, четыре аллегорически изображенные добродетели. Однако упоминание вскоре восходящего трехзвездья (Три Марии) не оставляет ни малейших сомнений в том, что Данте описывает южное звездное небо.

Южный Треугольник на широте Иерусалима последний раз можно было наблюдать лет так 2700 назад. У Птолемея его нет. Арабы из своего времени и территории его тоже не могли видеть. Впервые упоминается европейцами в 16 в. Сегодня его можно наблюдать только южнее 20 гр с. ш.

And he to me: The four resplendent stars
Thou sawest this morning are down yonder low,
And these have mounted up to where those were.

Оригинал, для справки (песнь 8-я Чистилища):


E io a lui: «A quelle tre facelle
di che 'l polo di qua tutto quanto arde».
Ond'elli a me: «Le quattro chiare stelle
che vedevi staman, son di lΰ basse,
e queste son salite ov'eran quelle».
      

То бишь, Южный Треугольник поднялся туда, где раньше был Южный Крест. До этого Южный Треугольник стоял сравнительно низко, а Южный Крест был заметен. Теперь Южный Крест сел. Если Южный Крест садится, то он садится первым. Но так далеко к Югу, как та противоположная Иерусалиму точка (31.78 ю.ш., 145 з.д.), куда нас направили, у меня пока не получилось его посадить ни в 1301, ни в 1582 г. Садится Южный Крест севернее.

 Заметим, что Данте нигде прямо не называет Южный Крест крестом, а Южный Треугольник - треугольником. Это означает, что, по-видимому, о созвездиях этих он уже знал, но как они назывались - нет. Логично предположить, что это конец XVI века, когда эти созвездия уже видели, но в научный оборот еще не ввели.

 

Фальшивый Данте

«Вопрос о воде и земле».Так назван трактат Данте, в который также стоит заглянуть, чтобы определить, когда же он жил в конце-то концов. Автор пишет:

«Всех и каждого, кто увидит это писание, Данте Алигьери, флорентиец, ничтожнейший среди подлинно философствующих, приветствует именем Того, кто есть источник знаний и свет.»

Далее Данте рассуждает, что находится выше - земля или вода:

«... Более благородному телу приличествует более благородное место. И так как место тем благороднее, чем оно выше, так как ближе к небу.

. . . Посылка доказывается на основании опыта моряков, которые, находясь в море, видят горы ниже себя: и они доказывают, ссылаясь на то, что видят эти горы, забравшись на мачту, с палубы же корабля не видят; а это, надо полагать, происходит оттого, что земля значительно ниже и не достигает хребта моря.»

Вот такой замечательный философский труд создал Данте.Из него, в частности, следует, что никаких арабских цифр поэт, конечно же, еще не знал и не применял (пределы указанной окружности должны отстоять друг от друга на CLXXX градусов), равно как и не знал еще, что приведенный аргумент обычно используют в качестве аргумента в пользу версии о шарообразности земли.

Завершается трактат фразой:

 «Изложена была эта философия при правлении непобедимого владыки, господина Кан Гранде делла Скала, наместника Священной Римской Империи, мною, Данте Алигьери, ничтожнейшим и т.д., . . . в год от рождения Господа нашего Иисуса Христа тысяча триста двадцатый, в день Солнца, седьмой после январских ид и тринадцатый до февральских календ».

Комментарии по поводу  этого трактата Данте  предельно категоричны. Специалисты возмущены:  «У автора «Комедии» одна система мироздания, а у автора трактата - принципиально другая (Северное полушарие -главное у автора трактата, а Южное - у автора «Комедии»).Значит,никакой это не Данте.

«Теория эта совершенно противоречит космографии автора «Комедии» ,которого комментатор упорно называет, тем не менее, именем Данте.

«Мы приходим, таким образом, к заключению, что трактат "Вопрос о воде и земле" - просто фальсификат, подделка некоего доморощенного ученого XIV века, стремившегося поддержать теорию о горбатости обитаемой части земли. Если бы фальсификатор не приписал эту книжицу Данте, она давно была бы забыта.

Мы не знаем ни одного произведения, автором которых признается Данте, в котором стиль был бы столь нуден и не находилось ни одной фразы, достойной Алигьери.»

Комментатор заключает:

«Приходится удивляться, что все еще находятся дантологи, которые не хотят этого замечать.»

Удивляться надо прежде всего упорному нежеланию традиционного историка трезво взглянуть на факты. Исследователи Фратичелли, Джулиани, Шмидт, Биаджи, Мадзони, сторонники подлинности трактата, основываются на соответствии  трактата духу эпохи, да и реалии все выписаны абсолютно четко. Данте, опять же, как автор упомянут прямым текстом. Что касается ВНУТРЕННЕЙ датировки, то, скорее всего, и она верна - 1320 год. С учетом дионисиева сдвига в 284 года это вполне может оказаться  1604 годом.

Выше недаром сказано, что Данте, может быть, написал «Божественную комедию». Его связывает с произведением тоненькая нить. Она представляет собой знаменитое письмо к Кан Гранде делла Скала. В нем Данте называется автором  «Комедии». Но подлинность именно этой нити и является на протяжении двух веков предметом ожесточенных споров. Письмо считают подложным такие видные дантологи, как Дж. Кардуччи,  Скартаццини, Б.Нарди и многие другие.

Как раз та часть письма, в которой содержится комментарий к «Комедии» с толкованием ее по четырем смыслам, «написана не Данте, а неким досужим попиком в XV в.» Письмо дошло в списках XV-XVI вв. - более ранних не существует.

Закончить хотелось бы словами известный  российского литератора и историка Эдварда Радзинского:

«Как-то во Флоренции было наводнение.

А там в каком-то соборе похоронены Донателло, Уго Фосколо, кажется, Данте, а может быть, Микеланджело - короче, масса знаменитых покойников. Так вот, это наводнение устроило с ними веселенькую шутку: все гениальные прахи дружненько всплыли вместе с гробами. И когда вода ушла, их кости возлежали вперемешку на полу. Так что пришлось весьма волюнтаристски разложить их по гробам. И теперь, возможно, челюсть Уго Фосколо покоится вместе с фалангой пальцев Донателло и тазовой костью Микеланджело.»

А все вместе это и называется Данте.


обсудить доклад